Научная экспедиция на биосферную станцию «Джуга»

13 июня 2017

 

 

 

Пришло время рассказать о научно-исследовательской работе на высокогорной фоновой станции биосферного мониторинга «Джуга» Кавказского государственного природного биосферного заповедника в которой нам довелось принять участие. Целью экспедиции на станцию являлась установка и пусконаладочные работы нового научного оборудования и средств связи.

 

 

Находится станция в самом сердце заповедника, на восточном склоне горы Джуга, на высоте 2000 м над у м.. Эти территории всегда находились в составе природоохранных территорий несмотря на изменения границ заповедника. Нетронутая природа, свободная от внешнего влияния предоставляет уникальные возможности для наблюдений. История станции «Джуга» начинается в 1986 году, когда невдалеке от бывшего лагеря геологоразведки, в урочище «Челепсы», была установлена метеорологическая площадка и построен новый жилой дом для наблюдателей станции. Тем самым было положено начало постоянным наблюдениям за климатическими изменениями высокогорий заповедника. В наши дни станция переживает как бы второе рождение – устанавливается новое научное оборудование, проведены работы по поддержанию постоянной интернет-связи, налаживаются новые контакты в области отслеживания глобального изменения климата.

 

 

 

Место расположения станции равноудалено от любого из кордонов заповедника и наиболее оптимальным средством сообщения с «большой землей» является вертолетный транспорт, не считая лошадей, на которых до станции можно добраться за двое суток. Но даже вертолет не является надежным на все сто процентов. Изменчивая погода Западного Кавказа регулярно вносит свои коррективы в работу пилотов. Весь день до вылета постоянно приходили новые вводные относительно времени и места вылета, но в итоге все определилось, и рано утром, на рассвете мы ждали «борт» у КПП «Лагонаки». Надежный и проверенный временем Ми-8 с оглушительным шумом винтов понес нас над лесами и долинами, мимо хребта Каменное море, Пастбища Абаго, горного массива Тыбга-Джемарук, через Аспидный перевал к склонам той самой заветной Джуги про которую мы столько думали в последние месяцы. Еще более стремительная нежели сам полет — высадка, и вот вертолет унесся вдаль, оставив нас посреди абсолютной тишины и запахов альпийского разнотравья.

 

 

Сама станция расположена в поясе верхней границы леса, уютно расположившись в душистом пихтарнике, метрах в двухстах вниз по склону от вертолетной площадки. Там же наверху находятся и площадки для мониторинговых исследований. На самой станции царит чистота, порядок и благоустройство удивительное для столь изолированного объекта в сложном горном рельефе. На станции постоянно находятся двое сотрудников - наблюдателей, их смена длиться два месяца в течении которых они ведут ежедневную работу по наблюдению и обеспечению работоспособности станции. Руководит станцией Павел Геннадьевич Родимцев, кандидат географических наук, ведущий научный сотрудник КГПБЗ, под его руководством станция сейчас обретает новую жизнь.

 

 

Буквально за порогом биостанции, в полной мере правит дикая природа. На склонах горы Джуга мы встречали зубров на солонцах, оленей и множество птиц, включая крайне редкого черного грифа. Так же порадовал своим цветением разнообразный растительный мир — рябчик, кандык, ветренница, примула, фиалки. Тем не менее на склонах горы и по кулуарам все еще лежали массивные снежники, полностью закрывая Джугинское озеро. Толщина снежного покрова еще преподнесет нам повод для волнений, но пока мы были увлечены работой на станции и вечерней фото-охотой.

 

 

Это совершенно удивительное ощущение, когда ты не чувствуя усталости на полусогнутых или вообще по пластунски пытаешься выйти ближе к зверю, да с нужной стороны, что бы сделать кадр, что бы успеть поймать всегда ускользающий свет, стараясь учесть привычки и особенности снимаемого животного. И сделав несколько кадров просто замираешь, вглядываясь в совершенно другую жизнь, в грацию или мощь природы. И только на обратном пути в сумерках ты вдруг замечаешь, что давно промок, и где-то содрал локоть, что ты оказывается голоден и просто устал. Все это потом, но только не в тот момент когда ты ждешь лучший кадр, на краткое время став сопричастным к устоям жизни горных склонов.

 

 

Наша работа на «Джуге» подходила к концу, когда по радиосвязи пришло предостережение от выхода на юг, нашего изначального маршрута. Обильные снежники все еще закрывали перевали и карнизы, и выходить туда было просто не безопасно. Тогда было принято решение идти на кордон «Черноречье». Этот путь оказался длиннее и не сказать что проще, однако проходил по крайне живописным местам. Погода оказалась на нашей стороне и после нескольких пасмурных и дождливых дней, пугающих удаленными грозами, утро приветливо встретило нас солнечными лучами. И мы отправились в путь.

 

 

Тропа пролегала вверх по долине реки Уруштен, через Бурьянистую поляну, вброд через реку Аспидную (левый крупный приток Уруштена), далее по навесному мосту - «кладке», как его здесь называют, мы переправились на правый берег Уруштена, и ушли на подъем по лесной чаще. Преодолев несколько хребтов – отрогов горы Ходжибей, мы наконец, под вечер, спустились к нижним Аллоусским полянам, где и укрылись на ночлег в уютном домике. Оттуда путь вел нас через верхние Аллоусские поляны, оставляя за спиной вид на склоны Джуги, в Мастаканскую долину. Это место произвело на нас самое сильное впечатление. Удивительной красоты долина в несколько километров, обрамленная в скально-лесистые хребты. С одной стороны открывается вид на заснеженный Аллоус, а с другой на цепляющую облака гору Ятыргварта. Но самое удивительное это количество вольных горных зубров пасущихся в долине. Мы провели в долине всего один вечер, но он подарил нам удивительное зрелище.

 

 

Перед закатом на фоне подсвеченных Снегов Аллоуса и Хаджибея из лесного покрова на склон вышел крупный одинокий зубр. Он долго вглядывался и прислушивался к окружению, пока мы старались не выдавать своего присутствия укрывшись в русле сухого ручья. Время тянулось неспешно, почти замерло. Зубр осматривал долину, а мы тихо и очень медленно в тенях двигались к нему, когда вдруг земля загудела. И с низким рокотом из лесистого склона, как лавина, опрокинулось стадо зубров. Сосчитать их не представлялось возможным, они как река вливались в долину, подсвеченными силуэтами на фоне гор. Мощные, лохматые в период линьки зубры сошли в долину. Совсем юные телята мельтишили у ног крупных самок. Одни самцы гоняли друг друга по лугу, в то время как другие купались в грязи. С видом спокойной уверенности стадо жило своей жизнью. А через некоторое время, сначала плавно, а потом все более стремительно ушло на дальний край долины, и совсем затерялось в сгущающихся сумерках. Оставив в мыслях смесь детского восторга и неясной приближающейся ностальгии.

 

 

Следующим утром мы видели несколько зубров отдельными малыми группами на пастбище, и попрощавшись с ними отправились вверх, через перевал Трю, где огибая северные склоны горы Ятыргварта начинался наш спуск к малой Лабе и кордону Черноречье. Назад, со склонов открывался удивительный вид на долину, отсюда она казалось маленьким сказочным королевством, как будто лишенная суровости дикой природы Кавказа, маленькой страной вечной весны, где живут большие и добрые кавказские зубры.

 

 

Пройдя по твердым как лед снежникам и пробравшись сквозь заросли рододендрона на склонах, мы спустились к каскаду полян, окольцованных березовым криволесьем. Здесь была наша последняя за поход ночевка. На берегу тихой речки, в маленьком домике со ставшими уже почти родными за время похода людьми. Последний вечер без мыслей о доме, работе и заботах. А завтра нас ждал крутой спуск к слиянию рек Уруштен и Малая Лаба, почти километр высоты мы сбрасывали по ручьям и заросшим высокими папоротниками буковому лесу. На опрятном кордоне краткое прощание и звук винтов попутного вертолета, который унес половину нашей команды на юг к побережью, а мы оставшись вчетвером отправились на север. Но думаю, что не ошибусь, если предположу, что у каждого осталась надежда на повторение этих удивительных дней, на новые экспедиции, и возможно еще одну встречу с хозяевами горных долин.

 

 

 

Такие места как высокогорная фоновая станция биосферного мониторинга «Джуга» — должны быть. И не только из-за своей несомненной научной ценности, особенно актуальной сейчас в период ускорившегося климатического изменения, но и для сохранения природного наследия. Это ежедневный труд по предупреждению возможных экологических катастроф, поддержанию популяции диких животных, сохранению растительного разнообразия и охране целостности заповедника и его обитателей. Подобные объекты – это своеобразное зеркало общества, его морального здоровья.

 

 
 
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!